оль
Одна из самых страшных проблем человечества, имхо – неумение выражать мысли. Цель речевых актов, вроде бы, — донести какую-то информацию. На практике люди почти всегда разговаривают сами с собой.

Водителю междугороднего автобуса: «Когда поедем?» Ответ: «Скоро». Что в его понимании «скоро», приходится выяснять отдельно, а тебе нужно спланировать ближайшие 5-10 минут.

«Когда суп будет готов?». Ответ родственницы со стажем приготовления супов лет 40: «Не знаю». Через несколько наводящих вопросов выясняется, что она не просто знает – знает отлично, с погрешностью всего 10-15 минут, а тебе как раз на ближайший час и нужно было построить планы.

Одна из самых страшных проблем человечества, имхо – неумение выражать мысли. Цель речевых актов, вроде бы, — донести какую-то информацию. На практике люди почти всегда разговаривают сами с собой.

Водителю междугороднего автобуса: «Когда поедем?» Ответ: «Скоро». Что в его понимании «скоро», приходится выяснять отдельно, а тебе нужно спланировать ближайшие 5-10 минут.

«Когда суп будет готов?». Ответ родственницы со стажем приготовления супов лет 40: «Не знаю». Через несколько наводящих вопросов выясняется, что она не просто знает – знает отлично, с погрешностью всего 10-15 минут, а тебе как раз на ближайший час и нужно было построить планы.
В быту такие недопонимания как-то сглаживаются – не всегда так уж важно знать точно, да и вопросы можно задать. В бытовых разговорах ты понимаешь контекст, поэтому для тебя, как правило, очевидно, где и ЧТО ты потенциально мог понять неправильно.

В преподавании неточное выражение мысли приобретает криминальный характер. Студенты сталкиваются с незнакомым для них контекстом, и двусмысленная формулировка моментально оборачивается выпадением части аудитории из процесса.

К сожалению, неточным выражением мысли грешит большинство преподавателей вузов, выстраивая логику на доске. Очень, кстати, любят выкинуть из этой логики 1-2 звена — всё же очевидно! Я же на прошлой лекции это [пропущенное звено] подробно разбирал! Все построения пошли к чертям, а он даже не заметил. Масштабы проблемы сильно недооценены — они гигантские. Лекции вузовских преподавателей обычно можно понять в двух случаях:

  1. Ты знаешь предмет не хуже, чем они сами.
  2. Ты дополнительно копаешь сам, гуглишь, задаёшь вопросы одногруппникам или тому же преподавателю.

Прежде, чем принять очередного кандидата на должность преподавателя английского, я прошу его провести лично для меня 40 минут занятия на заданную тему. И наблюдаю не столько за его методическими приёмами (это-то потом легко скорректировать), сколько за тем, как он формулирует мысль, записываю по ходу моменты, которые можно было понять по-разному. Чаще всего занятие приходится прекращать после первых 10-15 минут: люди демонстрируют преступную для преподавателя неспособность выражать мысли. После этого принимаю решение – поддаётся конкретный случай коррекции или too much trouble. И каждого, абсолютно без исключений каждого преподавателя приходится учить формулировать недвусмысленно.

Например. Распространённая ошибка преподавателей (да и почти всех людей) – злоупотребление местоимениями. Особенно местоимением «это». Преподаватель ленится воспроизводить название феномена целиком, просто ссылается на него местоимением: «…и это даёт нам основание считать, что..» На практике же, из его предыдущей речи можно сделать 2-3 разных вывода относительно того, что именно он имел в виду под «ЭТО». Часть аудитории потеряна. И мы ещё не обсуждаем распространённый случай, когда студент вообще не слушал внимательно, и у него нет ни одного варианта трактовки «это». Студент упустил ВЕСЬ пассаж, дальнейших построений не понимает, вся лекция – к чертям.
В быту из-за того, что кто-то неправильно сформулировал, а кто-то неправильно интерпретировал (и поленился уточнить), происходят ссоры, драки, обиды. В преподавании это проваленный учебный процесс, что мы и наблюдаем повсеместно. Это печально.
Леонид Фирстов
ведущий преподаватель английского языка
Made on
Tilda